29 марта 2007
3404

`Добровольцам` путь во власть не заказан

В период с октября 2000 года по январь 2001 года состоялись выборы 35 глав исполнительной власти субъектов Федерации. Это чуть меньше половины от общего числа. В ходе выборов были переизбраны 20 глав администраций и вновь избраны - 14. С просьбой прокомментировать эти результаты и рассказать об основных тенденциях, проявившихся в ходе выборов, мы обратились к президенту Фонда "Политика" Вячеславу НИКОНОВУ.

В связи с прошедшими губернаторскими выборами можно говорить о трех неверных стереотипах, которые часто фигурировали в средствах массовой информации. Много говорилось об излишней "милитаризации" нынешней губернаторской кампании. Но генералы во власти на региональном уровне - это далеко не новость 2000 г. Были Громов, Аушев, Лебедь, Руцкой, Семенов. Один вылетел, три добавились. Конечно, можно говорить об определенной "милитаризации", но на самом деле здесь больше разговоров. Тут сказываются опасения части общества, что пример Путина может быть заразительным для других людей в погонах. Второй стереотип заключается в том, что Кремль вел целенаправленный "отстрел" действующего губернаторского корпуса. Жесткий прессинг оказывался по отношению к двум группам губернаторов: "злостным" коммунистам и тем, кто в основном формировал "Единство" (к последним меры, видимо, принимались по принципу "Ни одно доброе дело не может оставаться безнаказанным"). Действия против кандидатов-коммунистов не дали желаемого эффекта. Кампания против второй группы губернаторов была более успешной. В целом, по сравнению с предыдущими турами выборов "отстрельный" список был небольшим, и связанная с ним программа действий не была полностью реализована. Еще один стереотип - обилие грязных технологий, использование методов "черного пиара" и т.д. Анализируя то, что происходило в регионах, могу сказать, что никаких новых грязных технологий изобретено не было, и в принципе губернаторские выборы прошли более чисто, чем кампания по выборам в Государственную Думу 1999 года.

Если говорить о тенденциях избирательной кампании, то особенно заметными были следующие. Произошла девальвация "главного приза". Если еще совсем недавно губернатор был царь, бог и воинский начальник, то в результате проведенной президентом реформы федеративных отношений ситуация изменилась. Губернатор контролирует меньший объем финансовых средств, он лишен статуса федерального политика и депутатской неприкосновенности и не так сильно влияет на политическую ситуацию в стране. Я думаю, что именно этой девальвацией можно объяснить факт отказа беспрецедентно большой группы губернаторов от продолжения своей деятельности на этом посту. Другая особенность нынешних выборов - это очень сильный прокремлевский крен. Фактор Путина играл исключительную роль. Если на всех предыдущих выборах кандидаты как правило старались дистанцироваться от Кремля, от политики, проводимой Борисом Ельциным, то на сей раз ситуация была противоположной. Все претенденты на власть позиционировали себя как кандидаты, поддержанные президентом Путиным. Отсюда феномен огромного количества детей лейтенанта Шмидта, то есть кандидатов, которые всячески старались доказать, что именно они являются избранниками верховной власти. Тот факт, что эти выборы проходили в условиях экономического подъема, давал действующей власти безусловное преимущество. И, кроме того, губернаторы хорошо освоили административный ресурс и используют его грамотно.

Еще одна тенденция заключается в очевидной деидеологизации избирательных кампаний. Никто не шел под красными знаменами и не заявлял о себе как о сторонниках светлого коммунистического или демократического будущего, хотя выборы в тех же регионах в 1996 году происходили под флагом ожесточенной борьбы сил демократии и коммунизма. Как говорит армянское радио, в исторической борьбе сил демократии и коммунизма в 1990-е годы победу одержало управление ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. И поэтому идеологическое позиционирование выстраивалось совершенно в другом русле. Кандидаты представляли себя в образе государственников, поддерживающих Путина, людей дела, хозяйственников. Наблюдалась также департизация выборов. Очень много случаев, когда одного и того же кандидата поддерживали не только КПРФ и "Единство", но и "Союз Правых Сил". Потом все рапортовали об избрании кандидата как о собственном большом успехе.

Говорят об "олигархической" тенденции, и в качестве аргумента приводятся примеры с Абрамовичем и Хлопониным. Мне кажется тенденция определенная есть, хотя это две разные истории. В случае с Абрамовичем речь идет скорее о своего рода "комсомольце-добровольце", который, с одной стороны, получает путевку на освоение непаханой целины, и, с другой стороны, удовлетворяет свои личностные амбиции, не имея в виду непосредственный бизнес-интерес. Совершенно очевидно, что его бизнес-интересы лежат не в Чукотском автономном округе, а совсем в другом месте. Победа в выборах Хлопонина, - это история того, как руководитель крупного предприятия, которое расположено на определенной территории, где не установлены доверительные отношения с местной властью, сам берет эту власть. Хотя "Норильский никель" административно не относится к Таймыру, бюджет Таймыра формируется им на 90 %. Здесь идет очевидное соединение экономической и политической власти в регионах, и эта тенденция, на мой взгляд, может развиться.

К особенностям этих выборов относится и появление новых игроков на предвыборном поле, а именно, представителей президента в семи федеральных округах. Было достаточно интересно наблюдать, как они будут реализовывать свою электоральную функцию. Здесь я бы выделил несколько направлений. Во-первых, они играли роль в определении того круга кандидатов, которые в конечном счете были признаны в Кремле приемлемыми. Во-вторых, появились кандидаты из аппаратов представителей президента. Это были Суржиков в Курске, победивший в Тюмени заместитель представителя президента Собянин. В-третьих, полпреды президента оказывали очень серьезное влияния на выборы через силовые структуры. Во многом через них доводилось мнение Москвы о том, как должны голосовать люди в погонах. Через силовые структуры в принципе можно создать и создавались серьезные проблемы для целого ряда кандидатов, как с помощью компромата, так и "посадки" членов команды соперника. В-четвертых, хотя у меня и нет достоверных данных, можно предположить, что оказывалось воздействие и на судебную власть. Кроме всего прочего, представители президента могут выступать в роли регуляторов, по крайней мере, части финансовых потоков, которые поступают на выборы. И это неудивительно, так как сейчас в их руках сосредоточивается все больше и больше рычагов воздействия на местные олигархические структуры и на условия деятельности на местах крупных российских компаний.


"POLITY" Foundation, 2001
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован