30 октября 1989
2194

Исаков В. Б.: Дело Кузнецова

Кузнецов Сергей Владимирович - русский, 1957 года рождения, художник-архитектор, член Демократического союза, Международного общества защиты прав человека, корреспондент независимого журнала "Гласность".

Хронология дела

Сентябрь 1988 - Демократический союз выпустил в Свердловске листовку "Прекратить репрессии МВД и КГБ", которая указывала на конкретные нарушения законности со стороны властей.

2 октября 1988 - Свердловской областной прокуратурой по заявлению начальника Ленинского РОВД города Свердловска Радионова Ю.Н. возбуждено уголовное дело против Кузнецова по статье 130, ч. 2, 3 УК РСФСР (клевета).

11 декабря 1988 - Кузнецов в числе других арестован на несанкционированном митинге у Главпочтамта, посвященном 40-летию Всеобщей Декларации прав человека. Против него возбуждено уголовное дело по статье 191-1, ч.2 УК РСФСР (Сопротивление работнику милиции или народному дружиннику).

15 декабря 1988 - оба дела соединены в одно производство. Избрана мера пресечения - заключение под стражу с содержанием в СИЗО-1 города Свердловска.

9 февраля 1989 - в областной психиатрической больнице No 1 закончена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, признавшая Кузнецова вменяемым и психически здоровым.

28 февраля - 7 апреля 1989 - Кузнецов объявил голодовку протеста с требованием изменить ему меру пресечения.

3 апреля 1989 - суд отклоняет ходатайство общественности об изменении меры пресечения Кузнецову и переносе слушания дела в более просторное помещение.

7 апреля - 16 июня 1989 - повторная судебно-психиатрическая экспертиза в институте им. Сербского. В Бутырской тюрьме Кузнецов был избит надзирателями, получил повреждение почек. Вскрыл себе вены, чтобы получить помощь врача и засвидетельствовать факт побоев.

20 июня - 26 июля 1989 - повторная голодовка протеста, закончившаяся гипертоническим кризом в здании суда. 26 июля 1989 - суд изменяет меру пресечения с ареста на личное поручительство профессоров Исакова В.Б. и Назарова Б.Л.

6 сентября 1989 - возобновление слушания дела. Адвокаты покидают зал суда в связи с фактическим закрытием процесса - здание суда оцеплено подразделениями ОМОН.

8 сентября 1989 - адвокаты объявляют политическую забастовку в связи с фактами произвола со стороны суда.

19 сентября 1989 - адвокат Котов и защитник Кузин определением суда освобождаются от участия в процессе.

25 сентября 1989 - суд удовлетворяет ходатайство прокурора о слушании дела в закрытом заседании в связи с необходимостью исследования данных судебно-медицинских экспертиз и оперативных данных милиции.

25 сентября - 18 октября 1989 - Кузнецов удаляется из зала суда за нарушение порядка, по вызову в суд не является.

18 октября 1989 - суд подвергает поручителей штрафу и изменяет меру пресечения на заключение под стражу. При попытке выехать в Москву Кузнецов снимается с поезда и водворяется в следственный изолятор.

18 октября 1989 - Кузнецов начинает новую голодовку протеста.

28 ноября 1989 - суд выносит приговор по делу Кузнецова: 3 года лишения свободы с отбыванием в ИТК общего режима.

9 декабря 1989 - Свердловский областной суд при рассмотрении дела в кассационной инстанции смягчает наказание - шесть месяцев исправительных работ с вычетом 20 процентов заработной платы - и освобождает Кузнецова из под стражи в зале суда.

По слухам и достоверно

Личность Сергея Кузнецова - одного из лидеров Демократического союза в Свердловске - не единожды привлекала внимание правоохранительных органов. Незаконные задержания, досмотры, обыски, изъятие магнитофонных пленок и документов - об этом он не раз и достаточно резко говорил на городских дискуссионных трибунах. Но его последний арест всполошил не только свердловских неформалов: слишком уж предвзятыми выглядели обвинения, слишком натянутыми и шаткими - поводы для возбуждения уголовного дела.

Что сделал суд, чтобы снять эту озабоченность? Широко открыл двери судебных заседаний? Пригласил на них представителей общественности? Прямо наоборот: одно за другим отклоняются ходатайства подсудимого и его адвокатов, затем устраняются и сами адвокаты. Дело слушается в крошечном зале суда, доступ в который перекрыт ОМОНом, а вскоре и вовсе объявляется закрытым.

Что ожидали, на что рассчитывали руководители свердловских правоохранительных органов? Раскачать обстановку в городе, взвинтить волну эмоций? Они все это получили.

Версия обвинения

Сергей Кузнецов обвиняется в клевете в печати, сопряженной с обвинением в особо опасном преступлении. Основанием для обвинения послужила выпущенная Кузнецовым листовка, в которой он по адресу начальника райотдела милиции бросил фразу: "Погрязший в коррупции пособник убийц". Обвинение истолковывает это как утверждение о получении взятки ("погрязший в коррупции") и утверждение о соучастии в убийстве ("пособник убийц").

С точки зрения защиты, в данном случае имеет место не утверждение о факте, а определение, оценка. Такая оценка может рассматриваться как оскорбление и влечь ответственность в исковом порядке, но она не может служить основанием для уголовного преследования, поскольку выражена в приличной форме. Мнение адвоката опирается на заключение специалиста-лексиколога, которое, однако, суд отказался рассмотреть и приобщить к делу.

Второе утверждение ("пособник убийц") было связано с тем, что начальник райотдела милиции подписал характеристику своему сотруднику Казину, который благодаря ей поступил на работу в милицию, а затем совершил убийство. Об этом факте была публикация в городской газете и издан приказ о неполном служебном соответствии указанного руководителя милиции.

Что касается обвинения в сопротивлении работнику милиции, то оно основывается исключительно на рапортах самих работников милиции и другими доказательствами не подтверждено. В обвинительном заключении по этому поводу сказано: "Нанес удар вскользь по лицу..."

Я не являюсь ни единомышленником, ни идейным сторонником С.Кузнецова, но не могу не заметить, что в отношении его не соблюдены самые элементарные нормы правосудия. Нарушена статья 18 УПК - гласность судебного разбирательства. Нарушена статья 19 УПК - обеспечение обвиняемому права на защиту. Процесс с самого начала принял односторонний обвинительный уклон, отклонены обоснованные, на мой взгляд, ходатайства подсудимого и его защитника. Тем самым нарушена статья 20 УПК - всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела.

Объявив без достаточных оснований процесс закрытым, судья Мамаев создал нелепую ситуацию: практически все свидетели отказались давать показания по данному делу в закрытом судебном процессе. И он был вынужден возбуждать против них уголовные дела за отказ от дачи свидетельских показаний...

Перед нами типичный политический процесс. Такие процессы обнажают лицемерие царящей у нас "законности" - она обязательна для тех, кто "внизу", и ничем не связывает тех, кто "наверху".

Дело закончено, забудьте

...9 декабря, большой светлый зал судебной коллегии областного суда. Дело слушается в кассационной инстанции. В коридоре - видные представители общественности, журналисты, адвокаты, студенты юридического института (пришли посмотреть интересный процесс), родственники подсудимого. Ждем. Наконец, с почти часовым опозданием привозят из следственного изолятора подсудимого. Процесс начинается.

Прокурор говорит наигранно суровым тоном, решительно и громко. Однако... предлагает переквалифицировать обвинение на другие, более мягкие статьи, а из обвинения по частям 2 и 3 статьи 130 УК оставить только часть 2.

Его позиция: замена адвоката обоснованна: адвокат Котов использовал для защиты не предусмотренные в законе средства (забастовку), суд правомерно признал это отказом от защиты. Областная коллегия адвокатов применила к Котову меры дисциплинарного взыскания. Слушание дела судом в закрытом заседании также обоснованно. Политическая забастовка, ходатайство об отводе всего состава суда, заявление о привлечении его к ответственности - это формы давления на суд. В этой ситуации закрытие процесса не противоречит закону. Нет нарушения и в непредставлении подсудимому последнего слова.

Вместе с тем, считает прокурор, в действиях следователя и суда были отдельные процессуальные нарушения. Судебная коллегия вправе отреагировать на них частным определением. Предлагает снизить назначенную судом меру наказания, определив окончательную меру - десять месяцев лишения свободы (именно столько Кузнецов пробыл под стражей) и освободить его за отбытием меры наказания. "Дело Кузнецова" нет оснований считать политическим процессом, это обыкновенное уголовное дело. Никому не дано право нарушать советские законы. Кассационную жалобу просит оставить без удовлетворения.

Позиция адвоката: прокурор обошел молчанием вопрос о законности повторной психиатрической экспертизы. Мы фактически не участвовали в процессе и не могли обеспечить право на защиту. В действиях моего подзащитного не было "оскорбления", поскольку выражения не были выражены в неприличной форме, да и не имели такой цели - оскорбить Радионова. Если же он считает себя оскорбленным, пусть защищает честь и достоинство в судебном порядке, как все другие граждане. Прокуратура области не выполнила указания Генерального прокурора СССР о взятии дела на контроль. Мне было отказано в праве на свидания с С.Кузнецовым.

Суд удаляется на совещание. Томительные часы ожидания... Наконец, провозглашается определение. Участие Кузнецова в несанкционированном митинге и чтение на нем Всеобщей Декларации прав человека не является правонарушением и не может быть основанием для задержания. Состав преступления отсутствует, обвинение в этой части прекращено.

Листовки, которые распространял Кузнецов, не содержали клевету, а лишь оскорбление офицера МВД, соответственно, действия квалифицируются по другой статье и снижается мера наказания.

Суд отмечает нарушения и в действиях милиции, и в ведении следствия, и в некоторых действиях суда под председательством судьи С.Мамаева, а также в некоторых поступках адвоката С.Котова, который демонстративно покидал зал заседаний, объявлял "политическую забастовку".

С.Кузнецов освобождается из под стражи прямо в зале суда. Улыбки, аплодисменты, слезы... "Дело Кузнецова" закончено.

Но не закрыта проблема, которая его породила. "Дело Кузнецова" - это открытый вызов общественному мнению со стороны власти, которая по-прежнему считает себя выше закона и международно признанных прав человека и пребывает в уверенности, что насилием можно разрешить любую, сколь угодно сложную, проблему. Это позиция человека, который настаивает на правосудии и не желает принимать издевательский спектакль под таким наименованием. Это нравственное и профессиональное падение мелкого чиновника, волею судеб занявшего судебное кресло, и вместе с ним - всей нашей системы юстиции.

Начавшееся как политическая провокация, "Дело Кузнецова" продолжилось как судебный фарс и тихо спущено на тормозах, как прискорбная юридическая ошибка. Забудем?

Вечерний Свердловск, 30 октября 1989 года,
http://new.hse.ru/sites/tp/isakov

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован