17 апреля 2008
2816

Михаил Москвин-Тарханов: Анатомия московской модели

В прошлом выпуске парламентского приложения "Петровка, 22" мы начали публикацию статьи председателя Комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству Михаила Москвина-Тарханова. Михаил Иванович размышляет о злободневных проблемах развития московского мегаполиса - и о его будущем. Увы, будущее это может оказаться совсем не таким радужным, каким мы хотели бы его видеть, если уже сегодня и городские власти, и все московское Сообщество не задумаются о том, как развиваться нашему городу. Какие проблемы надо решать в первую очередь, а что оставить "на потом". Сегодня мы публикуем вторую часть статьи Михаила Москвина-Тарханова. Возможно, с его доводами и выводами согласятся далеко не все, а значит, есть повод для продолжения разговора на страницах нашей газеты

С самого начала формирования нынешней системы взаимодействия городской власти и бизнеса, с 1991 года (я в то время работал в Институте развития Москвы при Моссовете и уже мог наблюдать процессы и тенденции развития мегаполиса), в Москве господствовал дух прагматизма, приближенности к реальности, определения действующих в обществе сил, выявления закономерностей и управления тенденциями, то есть поддержки благоприятных процессов и торможения неблагоприятных. Грубое администрирование вместе с бесплодным теоретизированием, внедрением неких идеальных конструкций, разработкой механистических схем - все это было отброшено еще на ранних этапах становления.

Таким образом, из самой жизни, из наблюдений и экспериментов, часто методом "проб и ошибок" определялись в начале 90-х те принципы управления городом, которые полностью сложились к 2001 году.

А девяностые годы были трудные - демонстрации, баррикады, танки, инфляция, перебои поставок, бандиты, ваучеры, МММ и спирт "Ройял", постоянная угроза терроризма и происки олигархов.

В жесткой агрессивной среде неплодотворные идеи в сфере большого бизнеса и управления "погибали" почти сразу, а перспективные и плодотворные начинания требовали серьезных усилий для их реализации, что заставило выработать целый набор управленческих технологий и правил поведения, создать инструментальную базу функционирования государственного аппарата, государственного предпринимательства и многопланового партнерства с частным бизнесом.

Москва, исключительно исходя из реальности, строила свое управление по типу большой корпорации, финансово-промышленного конгломерата, в котором кроме производственной и экономической деятельности осуществлялся активный менеджмент в социальной сфере (и это особенность такой мега-корпорации). Принципы корпоративного управления и корпоративного поведения пронизывали все сферы социально-экономической жизни Москвы, формируя структуру, достаточно хорошо известную в крупных городах Японии и Южной Кореи, в Сингапуре или на Тайване. Таким образом, именно корпоративная модель по типу "азиатских тигров" 1950 - 1970 годов стихийно возникла, устоялась и показала свою эффективность в Москве.

Возможно, что наша дуалистическая цивилизация, оставаясь в гуманитарной и культурной сферах европейской, в сфере экономической и социальной все же тяготеет к Азиатско-Тихоокеанскому региону (хотя справедливости ради надо отметить, что корпоративные принципы управления реализуются и во многих крупных городах США и Европы). Все-таки вышли мы не из Речи Посполитой, а из улуса империи Чингисхана.

Некая существующая в умах идеальная политическая модель управления, когда администрация действует достаточно обособленно в своей сфере, "внизу" принимают свои решения местные органы, независимо действует "третий сектор", частный бизнес, а политика региона реализуется как бы над всем этим в системе "сдержек-противовесов" и цивилизованного лоббизма, оказалась неприемлемой для нас по мотивам как простого выживания, так и устойчивого развития. Увы, "невидимая рука рынка" в России способна скорее к воровству, чем к созиданию. И отечественные "сдержки-противовесы" у нас такие, что только диву даешься.

Но в то время как российская экономика, перефразируя Леонтьева, обрела в девяностые годы паруса частного интереса, но утратила рули государственного управления, корабль Москвы шел под развернутыми парусами частного интереса, но с твердым рулевым управлением. (Поэтому мы и сегодня, имея опыт, не "покупаемся" ни на лозунги либеральных "рыночников", ни на предложения "державников" все "взять под контроль". Нам не нужен ни новый экономический застой, ни экономическая анархия.

Такая последовательная прагматическая политика, исходящая из реальности, позволила, в частности, выстроить и совершенно особую систему взаимодействия исполнительной и законодательной власти в Москве. Наверное, наш регион единственный в России, где бы региональный парламент нашел свое место и был бы реально вписан в систему власти: Московская городская Дума не только орган, принимающий законы, но и один из центров социальных инноваций в городе, и площадка согласования интересов различных структур бизнеса и администрации, и надежный референт, и цивилизованный оппонент исполнительной власти. Это тоже особая тема для разговора, как находит себя во власти региональный парламент и что для этого должна делать (или не делать) исполнительная власть.

Последовательная активность властей Москвы в социальной сфере отвечала общим гуманитарным и социальным запросам московского общества, что всегда приводило к выстраиванию даже в самые трудные годы систем социальной защиты, к развитию и сохранению особой московской модели качественного образования, поддержанию здравоохранения и культуры (порой вопреки деструктивным механистическим инициативам некоторых федеральных чиновников).

Так, Москва лучше других регионов выдержала удар недостаточно просчитанных, поспешных реформ социальной сферы 2004 - 2005 годов и сумела защитить свое видение развития социальной сферы. Еще раз хочу отметить, что основные параметры системы управления в Москве уже определились к 2000 году, и поэтому годы правления Путина были для нас периодом "не сева, а сбора урожая". И урожай оказался весьма хорошим, хотя все происходило не без отдельных потрясений и проблем.

Бюджет Москвы от примерно 7 миллиардов долларов США в 2000 году достигнет в 2008 году 45 миллиардов долларов США, что в привязке к доллару США 2000 года означает абсолютное сопоставимое увеличение доходов примерно в четыре раза. В настоящее время из субъектов Федерации Европы Москва по бюджетным показателям уступает только федеральной земле Бавария, а среди мегаполисов мира догоняет бюджет Нью-Йорка. В 2010 году мы планируем обогнать и Баварию, и Нью-Йорк. Средняя заработная плата в Москве в 2008 году выходит на показатели в 25 - 30 тысяч рублей, а в ближайшие 3 года достигнет 45 тысяч рублей в месяц. Надбавки к пенсиям позволят к концу 2008 года превысить ежеквартально индексируемый минимальный прожиточный минимум в 1,5 раза и планируется в ближайшее время довести суммарный размер пенсий и надбавок к ним до 2 региональных прожиточных минимумов. Реальный уровень жизни людей увеличился в Москве за путинские годы правления, по самым осторожным оценкам, более чем в два раза.

Что касается социальной составляющей бюджета, то общий объем средств, направляемых в региональные социальные программы, также увеличился за 8 лет более чем в четыре раза, что позволило нам, в частности, выйти на абсолютно новые решения по социальной защите инвалидов, и в этом мы хотим быть локомотивом передовых преобразований, примером для остальной России.

Ведь уровень ВВП на душу населения как раз подошел к той черте, которую достигли развитые страны Запада в шестидесятые годы прошлого столетия, когда там начались "инвестиции в здоровье человека", "бэби-бумы", было провозглашено создание современного социального государства, "государства всеобщего благоденствия". Настало время и нам начать, а экспериментальной площадкой, локомотивом реформ социальной сферы, примером "инвестиций в человека" должна стать Москва.

При этом основными проблемами в Москве остаются жилище и транспорт. Все показатели по объемам строительства жилья, в том числе по безвозмездным и возмездным социальным программам обеспечения граждан Москвы, также увеличиваются, однако действуют сильнейшие факторы сдерживания роста, вызванного нехваткой земельных участков, перегрузкой инфраструктуры и постоянным увеличением стоимости строительных работ и материалов. И транспортная нагрузка возрастает: ежегодно только частный парк автомашин в Москве увеличивается на 100 тысяч единиц. Не хватает парковок, стоянок, развязок, дорог. Все это сказывается на экологии города, что также требует целой системы затратных, дорогостоящих решений.

Я думаю, однако, что подробный анализ развития социальной сферы, промышленности и строительства Москвы содержится в ежегодных отчетах столичного правительства, и мне незачем повторяться.

Но некоторые цифры вызывают удивление даже у меня: это и скорость возведения десятков новых небоскребов, и темпы привлечения инвестиций в городское хозяйство, и строительство новых объектов социальной сферы, и многое другое, о чем восемь лет назад трудно было и помыслить.

Поэтому постараюсь вкратце подвести общий знаменатель.

Если Россия в целом развивалась в 2000 - 2007 годах динамично, обеспечивая высокие показатели, и приблизилась к удвоению ВВП в 2009 году, то Москва развивалась в эти годы еще быстрее, еще активнее, и она удвоит свой ВРП еще раньше. Москва не собирается снижать набранные темпы, для какого-либо пессимизма нет никаких оснований, пока эффективно работает "московская модель".

Будущее развитие Москвы определяется в материалах ее Генерального плана, к которому сделан анализ развития экономики Москвы до 2024 года.

Показатели, которых мы можем достигнуть в 2024 году, не меняя ничего существенно в действующей модели развития и управления, предполагают увеличение производительности труда до 7 раз, показателя доли ВРП на душу населения - почти в три раза (до 35 тысяч долларов США на человека в год), а обеспеченности жильем - только до 26 квадратных метров на человека.

Другие же расчеты показывают, что если мы модернизируем "московскую модель", переведем экономику города на инновационный путь, к чему мы интеллектуально и методически готовы, а также объединим усилия с Подмосковьем, увязав все наши планы в единую систему (к чему мы готовы, а Подмосковье - нет) при федеральной поддержке (на что мы небезосновательно надеемся), то производительность труда каждого москвича может увеличиться даже более чем в 7 раз, показатель ВРП на душу населения - вырасти более чем в 4 раза (45 и более тысяч долларов на каждого москвича в год), а обеспеченность жильем - достигнуть 35 квадратных метров на душу населения, что сопоставимо с развитыми европейскими странами.

Выиграет от такой интеграции усилий и Подмосковье, и федеральный бюджет, и все граждане России.

Таким образом, подводя итоги:

- московская модель управления городом и как субъектом Федерации, и как особым социумом, и как городской агломерацией, и как огромной корпорацией сложилась окончательно в период 1991-2000 годов методом активного поиска решений в условиях борьбы за существование, пройдя через кризисы и конфликты;

- большие экономические и социальные успехи в развитии 2001 - 2007 годов есть результат реализации потенциала московской модели управления, который продолжает действовать и в настоящее время весьма эффективен;

- к 2008 году появилась возможность, используя ресурс московской модели, радикально реформировать социальные программы и подходы к поддержке малоимущих (пенсионеры), к защите "групп риска" (инвалиды) по образцу европейских государств и стать лидерами в России процесса построения социального государства, инвестиций в человека;

- московская модель управления при существующих условиях развития в инерционной схеме позволит к 2024 году резко увеличить производительность труда и валовый региональный продукт, но адекватно этому не решит жилищную проблему: хотя уровень жизни москвича сравняется со среднеевропейским сегодняшним уровнем, но обеспеченность жильем окажется не соответствующей;

- интеграция Москвы и Московской области, модернизация московской модели, расширение инновационной активности при содействии федеральной власти позволят в 2024 году не только еще более резко увеличить экономические показатели, довести уровень жизни москвича до уровня высокоразвитых европейских стран, но и в достаточно высокой степени решить жилищные проблемы, доведя уровень обеспеченности жильем до сопоставимого с сегодняшним европейским.

Анатомия московской модели
Тверская,13 - Петровка,22, 17 апреля 2008 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован