20 марта 2008
2539

Михаил Москвин-Тарханов: Москва обгонит Нью-Йорк

17 лет - это большой срок в жизни человека. И не меньший в жизни и судьбе любого города. А что уж говорить, если речь заходит о таком мегаполисе, как Москва. Она так разрослась за этот срок, что не всякий москвич побывал в том или ином районе столицы. Хорошо это, плохо ли, но это объективно. Сегодня на эту тему размышляет председатель Комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов.

Современная система управления городом Москвой отстраивалась с весны-лета 1991 года, то есть с момента выборов столичного мэра и образования правительства города, расформирования 33 старых районов, замены их 10 административными округами (префектурами), образованными практически в границах архитектурно-планировочных зон города, а также более чем сотней малых городских районов.

В дальнейшем эти новые районы с 2000 года в соответствии с решением Верховного суда РФ стали считаться субъектами местного самоуправления (безосновательно с точки зрения нормальной логики формирования и развития реальных местных сообществ; настоящая и перспективная роль этого надуманного местного самоуправления может носить лишь вспомогательный характер и в условиях сложившейся системы единого городского управления вряд ли будет претендовать на иную роль в ближайшем будущем).

В октябре 1993 года Моссовет также прекратил свое существование, а в декабре того же года был избран новый представительный и законодательный орган - Московская городская Дума в составе 35 депутатов.

Необходимо напомнить, что в 1990 - 1999 годах Россия находилась в тяжелом системном кризисе, описывать который нет никакой надобности, ситуация того времени общеизвестна. Однако удивительной особенностью Москвы в это время было пусть неровное, сложное, но все же поступательное развитие наперекор общим тенденциям к социально-экономическому упадку.

При этом Москва вместе со всей страной пережила два системных кризиса - 1990 - 1993 годов и 1998 - 1999 годов, но при этом в межкризисный период 1994 - 1997 годов смогла развиваться, создавать новую инфраструктуру и сохранять от деградации свою социальную сферу.

Так, в эти межкризисные годы неуклонно предоставлялось очередникам бесплатно несколько сотен тысяч квадратных метров социального жилья ежегодно, реконструировался ветхий жилой фонд. Реализовывались и крупные инфраструктурные проекты: расширялся МКАД, начиналось строительство Третьего транспортного кольца, создавались объекты инфраструктуры мега-проекта ММДЦ "Москва-Сити" и многое другое. Привлекались серьезные международные кредиты и инвестиции в финансовую, торговую и строительную сферы. Не было задержек заработных плат, выплачивались жителям городские надбавки. Не было забастовок рабочих и учителей. Бесперебойно работали школы и поликлиники. Город в эти опасные для федеральной власти годы был центром стабильности, еще одной крепостной стеной вокруг Кремля.

Лишь дефолт 1998 года нанес сильнейший удар по экономике города, но и он не смог даже на короткое время дезорганизовать управление. Осень 1998 года была периодом труднейшей работы городской власти по обеспечению запасов на зиму, подготовке систем города к зиме, по обеспечению работы городских структур в условиях паралича финансовой расчетной системы. При этом удалось чрезвычайными усилиями власти удержать большую часть частных инвесторов в городе Москве, твердо гарантировать платежи по кредитам, реструктурировать долги и потом уже к 2003 году расплатиться по ним.

Закалившись в трудные годы, с приходом стабильности в 2000 году Москва стала в рамках сложившихся отношений постоянно наращивать темпы: рост промышленного производства был в "путинские" годы, как правило, выше 10 процентов в год, а в отдельные годы "добивал" до 20 процентов.

И при этом такое развитие города сопровождалось не только, скажем, масштабным строительством, но и постоянным расширением прямых социальных расходов, непосредственно на которые ежегодно тратилось не менее 30 процентов бюджета, а с учетом прочих расходов на социальную сферу вся вместе социальная составляющая бюджета достигала в эти годы по разным подсчетам 45 - 55 процентов.

Об объемах государственных и частных инвестиций в строительство, о развитии оптовой и розничной торговли, о финансовом секторе Москвы можно, наверное, не писать, здесь успехи налицо. Но и промышленность, и малый бизнес стали активно развиваться, создавая и рабочие места, и в то же время угрозу дефицита электроэнергии.

Ведь, как замечено, на каждые два процента прироста промышленности приходится в среднем примерно один процент прироста потребления электроэнергии (по этим данным легко отслеживаются реальные темпы роста производства). Приходится модернизировать энергетику, и сегодня мы тратим десятки миллиардов рублей на портфельные и прямые бюджетные инвестиции в столичную энергетику. Таким образом, город постоянно создает с помощью затратных механизмов условия для промышленности и сферы услуг, что и приводит к экономическим и социальным результатам (в первую очередь к практическому отсутствию безработицы).

В конце двухтысячных годов это кажется хоть и впечатляющим, но нормальным в контексте общего состояния экономики страны, а вот как Москве удавалось развиваться в том же 1997 году? (Памятные знаки этого времени, такие как МКАД, ММДЦ "Москва-Сити" и Олимпийская деревня могут быть иллюстрацией). Чем же объяснить "феномен Москвы", устойчивость ее социальной сферы, ее политическую стабильность, развитие ее экономики в самые трудные годы?

В отечественной прессе за 15 лет сложились по этому поводу различные мифы. Как во всяком мифе, в каждом из них есть реальная основа и богатый полет фантазии.

Миф первый

Москва такая богатая, потому что здесь находится федеральный центр, который притягивает всю экономическую жизнь в свою орбиту, и Москва "сосет соки" из всей России.

Безусловно, есть значительная доля правды в том, что инвестиционная и прочая привлекательность Москвы связана с ее столичным статусом.

Но, праздно рассуждая на эту тему, наши хулители не желают видеть, сколько проблем эта самая "столичность" создает: миграционные потоки, проблемы преступности, транспортные проблемы, задачи обеспечения различных потребностей федеральной власти, проблемы, связанные с политической активностью партий, граждан и их объединений.

При этом сама федеральная власть до сих пор вносила лишь сравнительно небольшую финансовую лепту на поддержание столицы.

Но зато как мешали нормально работать московской власти некоторые деятели федерального масштаба: и Березовский со своей клиентелой в "эпоху олигархов" (1995 - 1998 гг.), и ретивые федеральные чиновники в период максимальной силы Касьянова (2000 - 2003 гг.). Сколько проблем деятели касьяновского правительства нам создали, не перечислишь. То памятники культуры отбирают, то претендуют на 60 процентов земель в Москве, то требует отдать им Институт генерального плана Москвы. Начнешь все "обиды" перечислять, со счета собьешься. Правда, и мы не овечки, на наскоки чиновников огрызались, а если совсем было плохо, к президенту за помощью обращались, что нас, наверное, и спасло от разорения. Это сегодня Касьянов записной демократ, а в то время был сатрап сатрапом, и правительство его было надменным и закрытым для диалога.

Правда, в отдельных случаях и в этот период, надо все же отдать должное "федералам", помогали нам в некоторых делах и материально, и организационно, но не слишком щедро. То, что наше столичное положение было основой нашего процветания в прежние годы, в основном, расхожий миф. "Столичность" часто оборачивалась нам не розами, но острыми и длинными шипами.

А вот уже к 2008 году мы подошли совершенно с другими отношениями с федеральной властью. Теперь столичный статус должен дать настоящую отдачу. Пусть сказка, наконец, станет былью, и мы сумеем наладить наши отношения и с РАО ЕС, и с Росимуществом.

Миф второй

В Москве очень дорогая земля и недвижимость, вот Москва и процветает, "жирует", так сказать.

Земля у нас дорогая, поскольку ее очень мало. А вот доля в доходах от использования всего имущества Москвы (в том числе земли) в бюджете 2008 года предусмотрена менее 7 процентов, в то время как налоговые поступления составляют 85 процентов городского бюджета. На налоги мы живем в Москве, как в нормальном европейском городе!

А недвижимость так страшно дорога потому, что инфраструктура города должна модернизироваться, а мы не можем в полной мере дотировать этот процесс для инвесторов в коммерческом секторе из бюджета. Такого рода благотворительность по отношению к коммерсантам москвичи не поймут. Вот и растет суммарная нагрузка на весь строительный цикл, что выражается в цене квадратного метра жилья на первичном рынке. А рост цен на недвижимость еще и подстегивается ростом цен на стройматериалы и поддерживается свободной рыночной динамикой спроса и предложения на "вторичном рынке" жилья (который к тому же в три раза больше первичного по объему). Дорогая земля, большие доходы, да расходы тоже непомерно велики. С недвижимого имущества городу напрямую не разжиться, а чтобы косвенные доходы от недвижимости получить да рабочие места, да налоги, для этого много чего сделать нужно, большие деньги из бюджета вложить.

Миф третий

Нефтегазовые головные офисы, платящие налоги в Москве, обеспечивают ее процветание.

Да, в разные годы головные офисы крупнейших компаний обеспечивали иногда до половины поступлений от налога на прибыль предприятий и формировали более 20 процентов бюджета Москвы. Но при этом общие налоговые поступления в городской бюджет от московских граждан и организаций и налоговые поступления в федеральный бюджет в разные годы распределялись между федеральным и городским уровнем в соотношении 45 -55 процентов (примерно пополам). Иными словами, Российская Федерация отбирала обратно у Москвы все, что город получал от этих головных контор, и Москва прибавляла к этому еще столько же отчислений от собственных доходных городских предприятий. Иными словами, вместо положенных столичных субвенций, субсидий или дотаций Российская Федерация фактически просто уменьшала Москве бремя федерального изъятия из экономики города, позволяя только частично покрыть его за счет налогов от "нефтянки". Спасибо, но можно было бы и просто оставить больше налогов российским регионам. А так Москва - крупнейший регион-донор, донорство которого обеспечивается не только, и не столько "нефтянкой", сколько его финансовыми, торговыми и иными предприятиями.

С этими мифами о Москве надо расставаться, и как это не тяжело и даже невыносимо для многих наших критиков, пора признать, что устойчивое сегодняшнее опережающее развитие Москвы, как и повышенная "живучесть" в предшествующий период, базируются на целом ряде иных факторов, среди которых важнейшую роль играют как ресурс городского сообщества, так и ресурс городской власти, сложившейся "московской модели" управления.

Действительно, с одной стороны, в Москве имеется огромный человеческий потенциал: самое высококвалифицированное население страны, лучшая в России образовательная система, множество учреждений здравоохранения и культуры, половина российской науки, множество предприятий высокотехнологического сектора (преимущественно, оборонных). Этим все возможности Москвы не ограничиваются, однако наличие больших потенциальных возможностей автоматически еще не предполагает успеха. Необходимо эти возможности "вскрыть".

И при этом нельзя забывать о том, что наряду с возможностями в Москве имеются и источники дестабилизации: политическая активность партий и общественных организаций, сложная национальная и конфессиональная ситуация, массовая миграция, общая тяжелая ситуация с транспортом, экологией, энергетикой и общественной безопасностью. Каждая из этих проблем представляет собой вызов власти и требует многоплановых действий по минимализации системных источников рисков и постоянно действующих вредных факторов. Без усилий власти, иногда даже чрезвычайных, сами собой эти проблемы не решаются, а только накапливаются и интегрируются.

В этой связи (опять повторю неприятное для наших "зоилов") особую роль играет работа органов государственной власти субъекта Российской Федерации города Москвы - мэра, правительства города, его территориальных и центральных органов, Московской городской Думы. Только выстроив систему административного, корпоративного, финансового и социального управления нам удалось добиться нынешних результатов.

Работа органов правительства Москвы, крупных городских государственных (ГУП и ГАО) и смешанных (ОАО, ЗАО) компаний, взаимодействие Москвы с корпорациями федерального уровня (Газпром, Сбербанк, РАО ЕЭС), деятельность по привлечению кредитов, прямых и портфельных инвестиций, по созданию холдингов и управляющих компаний, поддержка промышленности, торговли и малого бизнеса - вот источник благосостояния Москвы. Изучение этого опыта не может быть предметом одной статьи или одной книги, и я не вправе этим утомлять читателя.

Тверская, 13 - Петровка, 22, 20 марта 2008 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован