13 августа 2008
3279

Наталья Нарочницкая: Мы не можем предать этот народ!

Осетины как единый народ за 25 лет до грузин вошли добровольно в состав России. Они никогда не изменяли России, что бы ни происходило в столицах, потому что понимали прекрасно: именно с Россией им по пути, и Россия их защитит. Об этом в интервью газете "Комсомольская правда" заявила руководитель парижского отделения российского Института демократии и сотрудничества, президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая.

МЫ НЕ МОЖЕМ ПРЕДАТЬ ЭТОТ НАРОД!

- Наталья Алексеевна, после того, как прошел шок, ужас первых дней войны Саакашвили с народом Южной Осетии, уничтожением Цхинвала, давайте вернемся к истокам той беды. Не на пустом же месте все началось.

- Осетины как единый народ, без всякого разделения, за 25 лет до грузин вошли добровольно в состав России. Они никогда не изменяли России, что бы ни происходило в столицах. Они были верны Российской империи, коммунистическому Советскому Союзу. Потому что понимали прекрасно: именно с Россией им по пути, и Россия их защитит. И поэтому мы не можем сейчас предать этот народ, который веками доказал свою верность, и в тяжелейших условиях блокады уповал на нас. Тем более, что все правовые основания ставить вопрос об их правах на свободную национально-государственную волю есть.

- Вы имеете в виду пример Косово?

- Здесь даже не нужен никакой косовский прецедент. Я всем своим западным интервьюерам говорю, что Косово, скорее, прецедент политического климата. Если можно было расчленить абсолютно беззаконно, не имея на то ни одного юридического основания, Косово, то уж почему нельзя поставить вопрос о реализации Южной Осетией абсолютно бесспорных юридических оснований, которые были проигнорированы всего лишь десятилетие назад?

- Подробнее можно об этих юридических основаниях, Наталья Алексеевна?

- Грузия обязана была предоставить своим автономиям, по закону о выходе из СССР, отдельный референдум и право свободного волеизъявления по вопросу своего государственного будущего. И только при условии согласия всех автономий продолжить процедуру выхода в тех границах, которыми была наделена только в Советском Союзе. Грузия пренебрегла этим, подавила все попытки осетин и абхазов участвовать в обсуждении этого вопроса на государственном уровне. Международное сообщество тоже вероломно признало Грузию, закрыв глаза на то, что конфликт уже существовал, что очень важно. И объявило Грузию независимым государством в тех границах. А потом объявило конфликт, именно конфликт по вопросу преобразования Южной Осетии в независимое государство, сепаратистским, как если бы он возник на территории тысячу лет существовавшего в этих границах государства.

Вот почему и абхазы и осетины считают этот процесс еще не завершенным, ибо их право так и не было реализовано, право по закону. А нынешний статус Грузии с юридической точки зрения, я всегда выражаюсь деликатно, небезупречный.

А уж после того, как Грузия в течение 16 часов сравнивала с землей осетинские села, кстати, при полном тогда нейтралитете даже миротворческих сил, разрушила Цхинвал, вызвав колоссальную гуманитарную катастрофу, убивая мирных жителей.... Совершенно очевидно, что всем планам на позитивное, конструктивное, с учетом интересов всех сторон, решение вопроса в прежнем формате нет уже надежды. Поэтому Россия справедливо вмешалась, принуждая Грузию к миру. И предотвращая гуманитарную катастрофу....

Совершенно правильно наше руководство высказало четкие тезисы, что Грузия сама нанесла смертельный удар по своей территориальной целостности. После того, что она сделала в Южной Осетии, причем второй раз. Один раз звиадисты в наше время сделали. Как в свое время меньшевики правительства Ноя Жордания в 1918-1921 годах. Последствия того геноцида ощущались до 1980 года. Население Осетии, имевшее 100 тысяч в канун революции, после геноцида к 1980 году было на 20 тысяч еще меньше. Потому что они уничтожали именно детей и женщин, а не мужчин - боевую силу. Нанеся удар по репродуктивной способности нации.

- Трагедия повторилась уже в 21 веке.

- Конечно, это тяжелое испытание для всех. Там налицо гуманитарная катастрофа, не просто грубейшее попрание прав человека, а надругательство над человеческими жизнями. Столько страшных эпизодов проходит в информационных лентах! Абсолютная немилосердность, языческое варварство, ненависть ... Неужели Саакашвили думает, что после этого можно наладить мирные отношения и еще притянуть народ. Это абсурд.

- Ясно, что Саакашвили не сам вдруг решил напасть на Южную Осетию.

- Эксперты рассуждают на эту тему. Но все единодушны в том, что даже если заокеанские покровители Саакашвили, может быть, конкретно не прописывали, что он должен сделать, то он явно получил отмашку и предложение как-то решить территориальные вопросы, без которых невозможен даже по уставу НАТО прием в эту организацию. Он мечтает на ближайшей сессии НАТО получить такое приглашение. Для этого нужно решить территориальные проблемы.

Он явно хотел блицкригом захватить Цхинвал, возможно, поставить марионеточное правительство и объявить, что все остальные - смутьяны и сепаратисты. Объявить о контроле. Это захлебнулось. Теперь он требует от Запада помощи. На днях на одной западной радиостанции грузинский представитель говорил, что Россия оккупирует другие державы, вводит свои войска, поэтому не может быть партнером Европы. На что я со смехом сказала, что Соединенные Штаты уж столько стран оккупировали и бомбили, однако никто не оспаривает, что это партнер Европы. И они заткнулись.

ПРОСЧЕТ СААКАШВИЛИ

- Саакашвили удачно выбрал момент для нападения. Путин на Олимпиаде в Пекине, Медведев в отпуске...

- Действительно, внимание мирового сообщества было приковано к открытию Олимпиады. Только профессионалы следили за политикой. А ведь нынешняя стадия общественной жизни характеризуется тем, что во всех вопросах требуется зримая поддержка общественного мнения. И поэтому влияние на общественное мнение - главный инструмент политики, манипуляция общественным сознанием. В век информационного общества это главный инструмент политики. Западные СМИ не случайно начали освещать ситуацию только после того, как российская армия уже подошла к территории Южной Осетии. На первом месте было, что русские танки идут. В этом страшное фарисейство, потому что до этого 16 часов мы наблюдали чудовищную картину уничтожения Цхинвала.

Саакашвили, конечно, очень своеобразный, экстравагантный лидер. Многие говорят о его эмоциональной неуравновешенности. Это очевидно. Он очень импульсивен, экспансивен. Положение у Грузии тяжелое. Там нет единства в политическом классе. Он перессорился со всеми своими попутчиками, потому что они имеют свои амбиции. К сожалению, среди тех, кто на авансцене, вряд ли можно усматривать представителя, с которым бы нам можно было надеяться на конструктивные переговоры. Экономики нет, огромное количество безработной молодежи, которую можно объединить исключительно на шовинистических лозунгах, еще учитывая пылкость южного темперамента. Поэтому он пошел ва-банк.

Он уже является некой обузой для Запада, потому что уже столько эскапад в своей внутренней политике делал, столько недемократических акций совершил, что уже очень неловко выставлять его, как это делают пока с упрямством на Западе, выставлять как проводника западных ценностей. Уничтожение политических противников, политические убийства, тюрьмы. Ведет себя абсолютно как диктатор. Какая уж там демократия! Поэтому, возможно, он посчитал, что блицкриг придаст какой-то новый импульс. Но мне кажется, что он несколько просчитался. Очевидно, что не рассчитывал на такую твердость России. США его не сдают, поскольку он является проводником их геополитики.

- И больших планов.

- Да, планов отторжения всего Кавказа, сеяние вечной смуты на наших южных рубежах, которая Россию обескровливает и парализует ее внешнюю политику, отягощает грузом, который очень трудно нести, одновременно проводя конструктивные акции в других направлениях. Эта политика будет продолжаться. Чтобы нам было неспокойно, чтобы наша стратегия была отягощена все время тяжелыми конфликтами, чтобы мы разрывались в дилемме - помогать тем, кто на нас уповает, и рисковать при этом серьезными осложнениями с западным миром. Они постоянно это будут делать. Рассчитывать на спокойную жизнь нам не приходится.

Было бы неразумным сразу по всем азимутам, по всем вопросам, которые нас с Западом разделяют, одновременно выставить непримиримую жесткую позицию. Сразу по всем. Но из всех проблем нужно периодически выбирать одну-две, где стоять твердо. И это залог того, что в будущем и по другим проблемам твое мнение будут уважать. И сейчас, мне кажется, это совершенно очевидно. В проблеме с Южной Осетией и Абхазией мы должны проявить твердость. А все шансы налицо, что мы выстоим и переломим политическую обстановку последних 15 лет, когда мы уступали, теряя позицию за позицией. В будущем и свист, и гам потихоньку прекратятся на Западе, и будут уважать силу. Они уважают только силу.

ЭТО ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ДУГА, КОТОРОЙ ХОТЕЛИ НАС УДУШИТЬ

- В Южной Осетии сейчас складывается, по сути, новый мировой порядок?

- Конечно, геополитический контекст здесь очень силен. И вообще все конфликты по периметру границ нынешней Российской Федерации - собственно это конфликты на территории исторического государства Российского. Я эти конфликты предсказывала в 1991 году. Как только произошел развал Советского Союза, началась борьба за российское наследство. Задвигалось все, как после тектонического сотрясения. Сколько амбиций сразу появилось! Мир не терпит пустоты. Когда Россия, пусть и на время, но сама отреклась от своей геополитической миссии, туда устремились другие силы.

В последнее пятилетие реализуется громадный геоэкономический проект. Геоэкономика - новый тип крупных проектов соединения усилий государств и крупных финансовых структур, которые на огромный исторический период программируют переориентацию крупных регионов на совершенно других партнеров, меняя многовековую обстановку в регионе. Возьмем, к примеру, нефтепровод Баку-Джейхан. Все специалисты в области нефти в один голос говорят, что с точки зрения экономики никакого реального воздействия на рынок нефтепродуктов этот проект не даст. Это чистая политика против России. Тбилиси здесь тоже был очень активной движущей силой.

Но мир уже пришел к пониманию, что в классических международных отношениях не бывает ни состояния полных объятий, ни конфронтации тотальной, потому что это тоже очень плохо. Во времена коммунизма у нас идеологическое противостояние окрашивало все, даже преемственные противоречия геополитические, которые тянутся чуть ли не с середины прошлого тысячелетия. И этот менталитет - либо конфронтация, либо объятия, - который сейчас вовсю переняли Соединенные Штаты, это и есть рудимент холодной войны. Не бывает так. Есть темы, по которым мы сотрудничаем, во всяком случае, находим компромиссы. Есть темы, в которых мы говорим: позвольте, наши интересы не позволяют этого сделать, извольте уважать их.

Американцы отвыкли от этого в течение 15 лет. Им очень тяжело привыкать к новой силе России, даже к ее новому состоянию национально-государственной воли. А воля, оказывается, сильнее, чем даже большой валовый внутренний продукт. Не одной экономикой измеряется сила государства на международной арене. И не одним уровнем доходов на душу населения. Швейцария - пожалуйста. И уровень жизни, и ВВП на душу населения многократно выше, чем у других держав. Но Швейцария - это комариная точка на планете. И ее мнения не спрашивают ни в обсуждении иранской ядерной программы, ни по конфликтам, ни по вопросам разоружения.

Поэтому надо понимать, что Запад достаточно доказал: в то время, как мы были в эйфории от нового мышления, отказываясь от всех традиционных основ нашей внешней политики, и даже понятия "национальные интересы", весь остальной мир, и прежде всего эти "образцовые" страны воспользовались прекрасно старым мышлением. Все, что сегодня происходит по периметру границ России, это повторение давления многовекового, которое шло на российскую империю со стороны Запада. Это давление прежде всего на ее морские рубежи. Балтику и Черное море. Балтикой мы уже расплатились за безволие начала 90-х годов. Прибалтика оказалась в НАТО. И это, пожалуй, самое главное, если не единственное, крупнейшее и серьезнейшее изменение всей ситуации в Европе не в пользу России. Потому что прием какой-нибудь Польши или Румынии в НАТО и Евросоюз на самом деле ничего уже не меняют.

Второй регион, который сделал Россию великой державой, это выход к Черному морю и Кавказу. Кавказ и Причерноморье всегда были связаны. Еще русские государи пришли к выводу, что нельзя твердо стоять на Черном море, не имея за собой обеспеченный тыл - Кавказ. Ведь Павел I не хотел присоединять Кавказ. А многие народы уже тогда просились. Не потому, что им так была близка православная русская историческая культура. Они устали от того, что были объектом бесконечного соперничества Персии и Турции за рынки работорговли. Они тоже хотели порядка. Павел I понимал, что это язва, которую придется лечить. Но это тоже отразило его политическое доктринерство. И было ясно, что без того, чтобы Кавказ был обеспеченным тылом, невозможно быть такой державой.

Если вы дугу посмотрите, как одновременно идет конфликт. От Балкан проведите такой полумесяц до Кавказа. И вы увидите общую цепь событий, которая отрезает Россию от влияния в важнейшем международном регионе - Средиземноморо-черноморском - с выходом к Прикаспийскому региону. Все это замыкается в Центральной Азии.

И вообще, что такое Черное море? Это полузамкнутое море, по трактовке Конвенции по морскому праву, часть мирового океана. Только выход из Черного моря есть выход в мировой океан. И поэтому запереть Россию в Черном море, еще канцлер Горчаков говорил, значит перекрыть легкие и удушить державу. Это была цель в течение двух веков. А что такое сейчас Кавказ? Я цитирую все время лорда Бальфура , который в момент оккупации британцами железной дороги от Баку до Батуми в 1919 году говорил, что его интересует только тот, кто контролирует железную дорогу, по которой качается нефть. А аборигены пусть разорвут друг друга хоть на куски.

И мы видим, что и сейчас Западу достаточно безразлична гибель мирных жителей там. Их трескотня о правах человека, гуманитарных катастрофах лишний раз показывает, насколько это давно превращено в политический инструмент давления и реализации собственных военно-стратегических целей. Там, где это выгодно, можно и придумать нарушение прав человека, и из десяти погибших можно сделать десять тысяч погибших. А там, где это невыгодно, можно закрыть глаза на чудовищные преступления. Как это было в Югославии.

Поэтому для России уйти из этого региона - конец ее как великой державы. Кроме всего прочего этот регион - подступ сегодня и к мировым энергоресурсам, так называемому мировому энергетическому или углеводородному эллипсу. Поэтому, если посмотрим географию давления на Россию и географию провоцированных конфликтов по периметру, то увидим явное желание теснить Россию на северо-восток континента, к тундре.

Хватит уже, мы достаточно терпели и достаточно ждали благоразумия, учета наших интересов. Иначе нашей безопасности и нашему будущему будет просто нанесен урон. Тогда, прощай великая держава, прощай самостоятельность во внешней политике. Для России невозможно не быть великой державой. Это страна с такой протяженностью, имеющая границы со всеми цивилизациями мира, со всей сложностью этого контекста, она не может не проводить политику мощную, панорамную, с учетом тенденции, глядя на сто лет вперед и на сто лет назад. Потому что быть великой державой - это большая ответственность. Если она таковой не будет, она распадется.

Эти несколько дней изменили ситуацию, продемонстрировали новую национальную волю России. Мировому сообществу и прежде всего нашим западным партнерам и западным покровителям нынешнего тбилисского режима придется смириться с тем, что ситуация на Кавказе должна будет обсуждаться и рассматриваться в новой исторической и правовой парадигме. Это факт. Заявления наших лидеров были достаточным посланием в этом отношении. Здесь очень важно, с одной стороны, не упустить темп, но с другой стороны, и не прыгнуть слишком, не просчитав возможностей. Очень важно быть последовательным и довести это до конца.

У нас достаточно правовых оснований - и исторических, и юридических, и прочих - для того, чтобы играть решающую роль в решении этого конфликта. И не давать лишних козырей и оснований нас в чем-то обвинить. Российская армия не начинала этого конфликта. Даже наши миротворцы в течение многих часов не получали приказа вмешиваться.

МЫ ВМЕШАЛИСЬ, КОГДА СТАЛО ЯСНО - СААКАШВИЛИ ТВОРИТ ГЕНОЦИД

- Хотя их бездействие в первые часы, вызывало, честно скажу, недоумение.

- Недоумевали все, даже, казалось бы, молодежь сытая, довольная, на хороших работах, о которой принято было еще недавно говорить, что она абсолютно аполитична, и Родина для нее вроде бы там, где ниже налоги. Но тем самым мы создали себе абсолютно бесспорное правовое поле. И миротворцы вмешались, только когда стало совершенно очевидно, что это не случайная перестрелка, а уже вовсю шло настоящее истребление. И российская армия подошла туда. И она требует совершенно правильно сейчас полного прекращения огня и отвода на прежние позиции.

Как правило, в таких конфликтах, поскольку и наши миротворцы были обстреляны, погибли люди, то Россия вправе произвести определенные действия, которые бы лишили другую сторону военных возможностей повторять подобное. Здесь ничего нового, отличающего действия России от действий в таких ситуациях других стран, нет. Почему-то Запад только себе оставляет право реализовывать свои интересы. Более того, часто опережая даже события, без всяких на то провокаций с другой стороны.

Представьте себе, если бы этот несчастный покойный Милошевич, оболганный, ошельмованный в общественном мнении Запада, пошел с танками усмирять непокорную Приштину? Какой бы вой поднялся во всем мире. Хотя у Косово не было никаких правовых оснований на независимость. Ситуация была намеренно искажена. А к Тбилиси, Саакашвили, начавшему убивать людей, действуют двойные стандарты. Мы ими научены.

Сами Соединенные Штаты ввели в практику международных правовых обоснований тезис о гуманитарной интервенции, принуждении к миру. Если в случае с Косово доказано, что огромная масса албанских беженцев из Косово бежала именно от натовских бомб, то здесь гуманитарная катастрофа была налицо до того, как русские миротворцы пальцем пошевелили. Это было очевидно.

- То есть термин "принуждение к миру" - не мы изобрели?

- Нет. Это было изобретено американцами еще 15 лет назад. Прямой мандат и прямая задача любых миротворческих сил - разъединять воюющие стороны и не давать им нападать друг на друга. Если иной возможности заставить грузин не нападать на осетин нет, кроме как защитить осетин, то это полностью в мандате наших сил. Просто грузины шли с тяжелым вооружением, а наши миротворцы, точно в соответствии с законом, имели только легкое вооружение. И их количество не превышало 3 тысяч человек по соглашению.

ЕСЛИ ОТСТУПИМ - БУДЕТ КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ЗА 200 ЛЕТ

- Что будет дальше?

- Очень важно, на мой взгляд, проявить последовательность и не отступать ни в одном из тезисов. Быть выдержанным, не идти дальше, чем необходимо, но, тем не менее, здесь оставаться на месте. Конечно, мы категорически не должны допускать вступления в НАТО Грузии. Я думаю, Грузия без Абхазии - стратегического побережья и ворот на Кавказ - Осетии, никому на Западе не была бы нужна. Если мы отступим, это будет крупнейшее за 200 лет геополитическое и военно-стратегическое ослабление позиций России, смена ситуации во всем этом очень важном стратегическом регионе. От того, как мы поведем себя, будем ли мы продвигать в нужном направлении решение этого вопроса, будет очень зависеть и позиция на балкано-дунайском направлении, и положение нашего Черноморского флота. Проявим мы достаточную твердость, силу, она скажется и в решении других вопросов.

- Наши доблестные правозащитники, однако, требуют уже исключить Россию из большой восьмерки. Тот же Сергей Ковалев, Елена Боннэр...

- Такие, как Ковалев, демонстрируют, как сладостно Отчизну ненавидеть, и призывают к поражению собственного правительства в войне. Как учил великий Ленин! Для них всегда Россия виновата. Она виновата уж тем, что она есть. Потому, что они отрицают и отторгают всей своей душой всю русскую историю. Я наблюдала за Новодворской, гротескная фигура, которую уже всерьез невозможно воспринимать. Когда она просто говорила: со времен Ивана Калиты вся русская история - это что-то отвратительное. Чему же тогда удивляться, что, начиная с 2003 года, народ наш перестал голосовать за этих людей. Эти люди уже потеряли всякую связь с реальным пульсом нашего общества. Общество устало презирать свое Отечество, как эти люди учили в начале 90-х.

Ясно, что время этих кумиров в обществе миновало давно. То, что Запад их все время тасует, говорит о том, что Запад абсолютно не заботится о том, на какой человеческий и общественный материал он опирается в России. На людей, которые давно не играют никакой роли, не являются лидерами общественного мнения. Хотя в первой половине 90-х они были лидерами. Это говорит о том, что их информационная политика в отношении России давно захлебнулась и находится в том же кризисе, в каком была коммунистическая советская пропаганда на Запад.

- Ветераны - правозащитники не одиноки. Есть мнение одной из публицисток, что конфликт в Южной Осетии выгоден только нашим силовикам...

- Если человек буквально брызжет ненавистью к государству как к механизму управления и суверенитета, он придумывает любые аргументы. Я не вижу большого расхождения в нашей политической элите по поводу общих стратегий. Силовики или не силовики, наши экономические бонзы тоже прекрасно понимают, что если Россия уйдет из нефтеносного региона, если ее вытеснят с Кавказа и Черного моря, это катастрофа для нашего участия в мировой экономике. Через проливы проходят не только имперские пушки, но и танкеры с нефтью...

- Украина готова помочь Грузии, грозит не пустить в Севастополь наш Черноморский флот.

- Украинское руководство опрометчиво разыгрывает карту, которая губит на глазах самого Саакашвили. Известно, что в украинском обществе нет единства. Тот же Ющенко, у которого нет популярности не только на востоке Украины и в Крыму, но и теряет популярность даже в центральной Украине, если он хватается как за соломинку за чисто антироссийские акции, шаркая перед Западом, то он же этим самым подвергает опасности и так хрупкое равновесие в украинском сообществе. И может спровоцировать выступления и крымского населения, которое переживает за судьбу Черноморского флота, которое подвергается постоянно давлению, унижению, принудительной дерусификации.

Я настаиваю на этом термине, потому что граждане Украины - русские по своей самоидентификации - они совсем не против параллельно знать украинский язык. Поэтому они протестуют против дерусификации, а не против украинизации. Все это тоже может переполнить чашу терпения. Для того, чтобы со стороны украинского руководства не было таких укусов нам в пятку, нужно проявлять силу и твердость. Только так. Просто они слишком привыкли, что мы многое им спускали. Твердость и последовательность в этом вопросе приведут к укреплению наших позиций во всех вопросах, которые стоят на повестке дня.

- Международную информационную войну мы проигрываем?

- Здесь ничего не поделаешь. Потому что западные СМИ давно проявили свою ангажированность в государственную политику. Я знакома с западными СМИ, читаю на разных языках. Это для меня не новость. Еще в 80-е годы, живя в Америке, я убедилась, как все подчинено, только более виртуозно, реализации государственной линии. Михалков рассказывал, когда он снял фильм "Сибирский цирюльник" и послал копию американским коллегам с просьбой высказать свои пожелания. Ему пришел кондуит на нескольких страницах, которого он никогда не получал от ЦК, где просто было сказано: вот у вас тут негативный образ американки. А нельзя ее сделать полькой или румынкой?

Солдат, вернувшийся с вьетнамской войны, в американских фильмах всегда герой, который вступает в одиночку в борьбу со всеми силами несправедливости в маленьком городке. Я была в военной академии в Вест-Пойнте на экскурсии. Это обычное общевойсковое училище. Посмотрела фильм, которым встречают новобранцев. Все воспитывает необычайную гордость за то, что этот молодой человек из глубинки живет в такой замечательной стране, которая является знаменосцем всего благородного, всех великих моральных канонов вселенной.

- Что нам делать в этой информационной войне?

- Ничего. Проводить свою политику. Демонстрировать свою уязвимость от дразнения - это еще с детства достаточно ясно, может привести к слабости. Чем больше человек демонстрирует свою уязвимость от мнения самопровозглашенных идейных гуру, тем больше тебя дразнят. И только когда ты показываешь свое абсолютное спокойствие и самодостаточность, внутреннюю суверенность духа, вот тогда тебя начинают уважать. Общественное мнение складывается не только из прессы. Но и из деятельности огромной разветвленной сети неправительственных организаций, которые сейчас являются тоже большим инструментом народной дипломатии.

Поэтому я вижу задачу нашего Института демократии и сотрудничества, который в Париже начал свою работу, в том, чтобы как можно больше заводить контактов, выступать на всех неправительственных форумах, которые только есть, и приносить туда и факты, и идеи, и трактовки, и интерпретации, и разворачивать дискуссии. Мой опыт говорит о том, что многое удается сказать, если ты имеешь дело с достаточно честными и не совсем ангажированными людьми. Они вынуждены признавать эту правду, которую мы несем. Нам нужно многократно умножить свои усилия в этой сфере и не бояться этих контактов. Наши полемисты вооружены сильнее, прочь комплекс неполноценности.

Имперская личность привыкла мыслить некими более глубокими категориями, даже если выражается простым языком. И это сразу отличает. Сегодня вызывает улыбку, что на Западе на классических форумах, где якобы решаются судьбы и выносятся вердикты, царствует такая догматика и тавтология, почище, чем это было в советские времена политучебы и собраний в наших учреждениях. Одни и те же клише повторяются изо дня в день. Они пасуют перед любым вопросом, когда ты хочешь затронуть более глубинные трактовки. Не надо бояться этих дискуссий. Им свойственно чудовищное замалчивание фактов, искажение их, страшная примитивизация всех общественно важных политических и философских категорий, которые сейчас занимают умы современного человека.

- Есть мнение, что Запад сдаст Грузию в обмен на то, что мы сдадим Иран.

- Для меня как эксперта по международным отношениям ясно, что при переговорах в таких вопросах затрагиваются все серьезные темы международных отношений. Идет приспособление позиций друг к другу. Иран сдать невозможно. Иран является язвой для Запада не потому, что так уж Россия его поддерживает. Иран очень самостоятелен. Он является бельмом на глазу не только потому, что они подозревают, что там ядерные исследования имеют военный аспект. А потому, что самостоятельное государство с сильным единством национального сообщества в сердцевине нефтеносного региона мировых ресурсов является еще воинствующим обличителем меркантильной материалистической западной цивилизации.

То есть он для них ненавистен и опасен именно как сочетающий в себе и важное геополитическое положение, абсолютное философское отторжение западного образа жизни, тех западных ценностей, которые выродились в современный рационалистический демонизм. И плюс еще он способен стать лидером этого незападного мира, который давно разочарован в Америке, возмущен ее вездесущим вторжением везде и вся. От поддержки России Иран так уж прямо не зависит. Но мы не можем тоже себе позволить роскошь, чтобы Иран стал протекторатом США. Это слишком близко от наших берегов.

Нам бы не хотелось, чтобы у Ирана было ядерное оружие. Это тоже слишком близко. Это те узкие врата, в которых мы пока успешно стоим. Наша позиция по Ирану и то, как мы сумели держать этот вопрос в равновесии, пусть и хрупком, это уже успех нашей внешней политики. Но я думаю, что для нас решение вопроса с нашими российскими народами - это самый важный вопрос.

- Говорят, что это еще и удар по Олимпиаде в Сочи. Вот уже и МОК обеспокоился ситуацией.

- Грузия в своей антирусской эйфории хотела бы подпортить все, что Россия делает. Следует ожидать, что чем ближе Олимпиада, тем больше будут пытаться враждебные силы устраивать всякие провокации в регионе. Думаю, мы справимся. Как в Китае. Помните выступления тибетцев перед олимпиадой? А сейчас тишина. Потому что они перестали быть нужными как инструмент давления..

- Зато теперь Буш со своей свитой устраивает пробки в Пекине.

- Тибет, кстати, всегда в течение пяти веков управлялся китайскими чиновниками.

- Как будут развиваться события?

- Думаю, если Россия проявит последовательность, раз она начала, то должна довести до того, чтобы заставить Запад сменить саму логику обсуждения этой темы. Мы сейчас уже не имеем права уповать на слово Саакашвили. Мы должны там прочно гарантировать безопасность граждан. И обеспечить такие точки нашего присутствия, которые просто не дадут возможности повторения подобных военных операций. Точнее, преступлений против населения.

13.08.2008
http://www.fcinfo.ru/themes/basic/materials-document.asp?folder=1970&matID=187667
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован