26 апреля 2004
4130

Юлия Латынина: Вертикаль власти скрипит, и ее смазывают

Неужели коррупция - это и есть наша гарантия от диктатуры?

В России укрепляется вертикаль власти. И законности.

Вот, например, избрался один коммерсант главой администрации района. Подходит к нему прокурор: "С тебя триста тысяч". - "За что?" - "За прописку. Ты не согласовал с прокуратурой свою кандидатуру".

От суровой руки вертикали не спасают даже прежние заслуги. Вот, например, есть такой бизнесмен Вячеслав Кантор. Хозяин компании "Акрон", патриотично настроенный человек, сердцем переживавший за недостатки приватизации. Очень он был готов эти недостатки обличать, особенно на примере ОАО "Апатит", которое принадлежало "МЕНАТЕПу".

Дело в том, что неправильно приватизированный "Апатит" поставлял Кантору сырье не по той цене, по которой Кантору хотелось. И поэтому Кантор неустанно обличал огрехи в его приватизации. И в своем стремлении обличать эти огрехи Вячеслав Кантор дошел до самых высоких людей из ближайшего окружения президента, аж до самих Игоря Сечина и Виктора Иванова. Он выступил спонсором многих государственных начинаний против "ЮКОСа", включая доклад Стаса Белковского о заговоре олигархов.

После публикации доклада г-н Кантор был готов вести переговоры о продаже своего бизнеса, который он оценил в несколько сот миллионов долларов, но только при том условии, что Платон Лебедев подпишет договор о том, что эти деньги будут выплачены "МЕНАТЕПом" вне зависимости от того, будет куплен бизнес или нет.

Заговорщики-олигархи отвергли этот мудрый план, и Лебедев сел. Нет, я вовсе не хочу сказать, что Платон Лебедев сел из-за Вячеслава Кантора. Ян Гус тоже сгорел на костре не оттого, что некая убежденная католичка-старушка подкинула в костер свою вязанку.

Однако я не об этом, а о вертикали власти. Не знаю, как старушку, а Кантора наградили. В качестве награды Вячеслава Кантора посетил президент Путин. Он приехал на Московский конный завод, принадлежавший компаниям Кантора. Главной ценностью завода была дорогая подмосковная земля. И бизнесмен, показывая земли президенту, был очень счастлив. "Здесь земли на миллиард долларов", - говорил он. Он говорил так громко, что глава администрации Одинцовского района пихнул его под бок: "Тише". Но было поздно. Кантора услышали многие, кто был в свите президента. Его услышали полпред президента Георгий Полтавченко и глава Управления делами президента Владимир Кожин.

И после этого вертикаль власти начала выяснять между собой, кому достанутся земли в 1 млрд долларов. Кантор даже не участвовал в забеге.

Награда нашла героя.

Это я к тому, что в стране сформировалось надежное третье сословие, поддерживающее президента. Только оно делает деньги не на бизнесе, а на государстве. И так же, как в средневековье сеньоры жаловали вассалам земли в обмен на военную службу, этому сословию даровано право на насилие и рэкет - в обмен на службу президенту. Это сословие готово укреплять вертикаль власти, потому что укрепление вертикали власти, в его понимании, - это увеличение количества получаемых им взяток.

В какой-то мере это не так ужасно. На прошлой неделе взрыв в Ренчхоне донес до нас запах настоящего тоталитаризма: запах страны, в которой сразу после катастрофы вырубают телефонную связь, а во дворец отца нации ведет восьмикилометровый воздухопровод из соснового бора: чтобы, значит, отцу нации легче дышалось...

В этой стране нет коррупции, и когда северокорейский дипломат, задержанный на границе с 8 кг кокаина, режет себе в тюрьме вены (чтобы семья осталась в живых) - это не коррупция. Это государственная политика по растлению Запада. Прокурор с "пропиской" - это хотя бы гарантия против воздухопроводов.

Но вернемся к нашей теме. Главный вопрос - роль во всем этом президента Путина.

Где он - над схваткой или внутри?

Пока кажется, что над схваткой.

Мы имеем известный пример министра связи Реймана, под покровительством которого на рынок вышла сотовая компания "Мегафон". Люди, близкие к Рейману, открыто хвастались, что "Мегафон" - это приданое для "дочек самого". Но когда "Альфа" увела 25% "Мегафона" у его хозяев, выяснилось, что распространяемые друзьями президента слухи о причастности к "Мегафону" самого президента - сильно преувеличены. Иначе бы "Альфа" не заметила - что ее раздавило.

Мы имеем пример компании "Сургутнефтегаз", которая за последние несколько лет дала заработать посредническим фирмам питерского бизнесмена Тимченко около 1 млрд долларов. Г-н Рыбкин утверждал, что за Тимченко стоит президент Путин. Но почему тогда глава администрации президента Медведев и глава Минэкономразвития Герман Греф в рекордно скором порядке протащили сквозь Думу закон о налоге на прибыль, прямо бьющий по "Сургутнефтегазу"? ("Сургут" привык минимизировать дивиденды за счет отчислений в различные фонды. Закон, специально для единственной компании, обращающейся с акционерами таким образом, указывает, что прибыль есть доход минус налоги, а не доход минус налоги и платежи в фонды.)

Словом, похоже, как и в случае с "Мегафоном", "Сургут" отошел отнюдь не на самый верх вертикали власти. А просто стал объектом внимания одной из высших кремлевских группировок и, соответственно, объектом атаки другой.

На важнейший вопрос, таким образом, пока нет ответа. Кем станет в свой второй срок президент Путин - хозяином своры некомпетентных коррупционеров, заинтересованных в нем как в гаранте их доходов, - или их соучастником?

В первом случае стратегические интересы президента противоположны тактическим интересам его окружения, во втором - идентичны. В первом - президент спокойно сможет оставить свой пост в 2008 году, во втором - не сможет. Власть сильная, однако не причастная к коррупции, остается хозяйкой своей судьбы. Власть коррумпированная становится заложницей собственных преступлений.

http://novgaz.2u.ru:3000/data/2004/29/11.html
26.04.2004

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован